История в деталях  

История в деталяхИстория в деталях. Русское деревянное зодчество.

Загородное строительство.

Архитектура и дизайн.

История в деталях. Русское деревянное зодчество.

Русские национальные традиции деревянной архитектуры уходят своими корнями в глубокую древность. Из дерева на Руси строили всё: языческие молельни и православные храмы, княжеские дворцы, боярские хоромы и скромные крестьянские избы. И не только потому, что древесина в богатом лесом регионе была самым распространённым и доступным строительным материалом.

Сохранившиеся на территории современной России памятники деревянной архитектуры датируются в основном XV–XVIII веками. Но из литературных источников (летописей и путевых заметок) дошли до нас описания и более древних сооружений: живописных ансамблей рубленых хором с золотыми вышками теремов, как, например, «теремный» двор княгини Ольги, представлявший собой высокую квадратную двухэтажную башню с великолепным шатровым верхом (середина X в.); или православных храмов, первый из которых – дубовая церковь Софии «о тринадцати верхах» (989 г.) – был возведён в Новгороде как символ крещения Руси. Ярким воспоминанием запечатлён в истории и уникальный деревянный дворец в Коломенском, загородной усадьбе московских правителей, названный современниками «восьмым чудом света» (XVII в.

Но всё же чаще на Руси ладили скромные, односрубные храмы, напоминающие избу с двускатной крышей, увенчанные маковкой с крестом. Рядом с ними размещались небольшие пристройки – алтарь, трапезная, притвор. Одна из таких построек – Лазаревская церковь Муромского монастыря (конец XIV века) – сохранилась до нашего времени и находится на территории архитектурно-этнографического заповедника в Кижах.

Довольно часто такие простые церкви строились в один день (отсюда и произошло название «обыденные церкви»). Но простота и рациональность конструктивных приёмов, которыми пользовались древнерусские мастера, позволяли в короткие сроки возводить и более сложные сооружения. Уникальным явлением в мировой истории стало строительство во время войны с Казанским ханством (1551 г.) укреплённого города Свияжска. Он совершенно неожиданно для татар был сооружён в течение месяца в 30 километрах от Казани. Все здания этого города были срублены и построены в верховьях Волги, под Угличем, а затем в разобранном виде сплавлены вниз по реке. Этот исторический факт является ярчайшим свидетельством того, в каких масштабах уже в древности на Руси использовалось сборное строительство.

Надо отметить, что оборонные сооружения вплоть до XVII века играли ведущую роль в формировании архитектурных планов русских городов. Но, к сожалению, до сегодняшних дней сохранились лишь остатки трёх сибирских крепостей-острогов – Якутской, Братской и Илимской (XVII в.), да часть ограды Николо-Карельского монастыря (1693 г.), которую уже в XX веке перевезли из Северодвинска в музей-заповедник Коломенское в Москве. «Хранилища» национальной культуры.

Кстати, именно создание таких музеев-заповедников, как Кижи, Коломенское, Витославицы в Новгородской области или Малые Карелы под Архангельском, помогло сохранить многие памятники деревянной архитектуры и донести до потомков великолепие творений древнерусских зодчих и самобытность русского национального жилища. На протяжении многих лет в них свозились жилые, культовые и хозяйственные постройки из разных регионов России и воссоздавались целые исторические поселения.

О «деревянной» истории новгородских земель в период с XVI по XIX вв. «повествует» главная достопримечательность музея в Витославицах – древнерусская улица с домами и хозяйственными дворами, храмами и часовнями, от самых древних и простых, клетского типа, до многосложных ярусных и шатровых. Экспозиция в Малых Карелах представляет собой своеобразную модель всего Русского Севера. В Коломенском оказались рядом архитектурные шедевры XVII–XVIII веков из разных регионов России: Надвратная башня Николо-Карельского монастыря с берегов Белого моря, Братская башня из Сибири, мемориальный домик Петра I из Архангельска. В Кижах собраны уникальные памятники деревянного зодчества, созданные в XVII–XVIII вв. мастерами-плотниками Заонежья. Привезённые из разных мест и построенные в разное время, все они органично соединяются в единые архитектурные ансамбли, наглядно подтверждая преемственность национальных традиций и незыблемость главных устоев, положенных в основу деревянной архитектуры древнерусскими мастерами.

Простота и рациональность.

Хрестоматийный пример вышесказанному – изба крестьян Елизаровых (дер. Потаневщина, Карелия), которая, несмотря на то, что была срублена в середине XIX века, мало чем отличается от классического древнерусского жилища. Планировка дома является характерным образцом типа «кошель»: жилая изба и двор поставлены на высокий подклет и объединены единой асимметричной крышей. С одной стороны к ним ведёт парадное крыльцо, а с другой – пологий бревенчатый взвоз, по которому можно въехать на телеге и на санях, не распрягая коня. Основные помещения состоят из избы, сеней и чуланов. Лёгкая галерея-гульбище, небольшой балкон на фасаде, маленькие оконца, обрамлённые остроугольными наличниками, тонкая резьба на потолочных балках, дверных косяках и на лавках в чуланах – таковы декоративные украшения дома. Несмотря на то, что хозяева дома были весьма зажиточными крестьянами, долгое время изба отапливалась «по-чёрному». По свидетельствам местных жителей, печь при таком отоплении работала намного экономичнее, а сама изба была гораздо теплее. К тому же, в срубе курной избы не заводился жучок-древоточец. Отказаться впоследствии от архаичного способа отопления хозяев побудило исключительно желание приблизить свою избу к городскому дому. Дом Елизаровых служил надёжным кровом нескольким поколениям. Последний хозяин дома, Григорий Елизаров, перебрался в Петроград и умер во время блокады Ленинграда. А избу в 60-х годах двадцатого столетия перевезли на соседний остров – в Кижи, где она и стала историческим экспонатом.

Пышность и праздничность.

Здесь же, в Кижах, находится и наивысшее достижение эволюционного развития «русского храмового многоглавия» – Церковь Преображения Господня. В её основе лежит крестообразный план, образованный центральным восьмистенным срубом с четырьмя двухъярусными пристройками (прирубами), ориентированными по сторонам света. Идея «всефасадности», когда здание одинаково красиво смотрится со всех сторон, – главный архитектурный замысел этой постройки. Пирамидальную устремлённость ввысь храму придают три «восьмерика» (восьмигранных сруба), поставленных один на другой, каждый последующий меньше предыдущего. Вместе с прирубами они создают живописную пятиярусную композицию, увенчанную двадцатью двумя разновеликими главами, установленными на «бочках», повторяющих силуэты куполов. Преображенская церковь – великолепное произведение своего времени, вобравшее в себя весь предыдущий опыт и лучшие традиции деревянного зодчества, времени, отразившего стремление к особой пышности и нарядности, так характерной для народной культуры России XVIII века.

Правда, некоторые исследователи утверждают, что Преображенская церковь стала «лебединой песней» древнерусского деревянного зодчества, в которой сознательно были использованы едва ли не все запасы известных ранее технических и художественных приёмов. XVIII век характеризуется ими постепенным забвением прежних традиций – мастера того времени, увлечённые декоративными формами барочной архитектуры, а затем принципами классики, не склонны были оглядываться на наследие предшествующих поколений. По словам историков, «это была эпоха заката древнерусского искусства, последние всполохи которого догорали на окраинах Российского государства.

Наступление Третьего Рима.

XVIII век в самом деле стал переломным для всей отечественной архитектуры. Процесс развития российского государства, вступающего во всё более тесный контакт с западноевропейской цивилизацией, поставил под угрозу судьбу собственных национальных традиций, необычайно обострив проблему взаимоотношений самобытного и иноземного начал. Чего только стоят указы, напрямую запрещающие строительство деревянных зданий в центрах столиц и губернских городов! Венцом же сближения с европейским архитектурным опытом по замыслу самого прогрессивного российского царя Петра I должно было стать освоение классического античного наследия и – как конечная цель процесса обновления – строительство Третьего Рима.

Северная столица Российской империи – Санкт-Петербург – строилась Петром уже только как каменный город (хотя и на дубовых сваях), в лучших европейских традициях каменной архитектуры, и дереву в ней отводилась лишь декоративная роль. Москва, наоборот, долгое время сопротивлялась новым веяниям и пыталась адаптировать новшества к собственным художественным традициям: во внешнем облике и внутреннем убранстве московских бревенчатых домов XVIII века проявились и классика, и барокко, и модерн. Но после пожара 1812 года каменное строительство активизировалось и в первопрестольной, и к концу XIX в. консервативная Москва в своей центральной части превратилась в преимущественно каменный город.

Дом купца Тетюшинова.

XVIII век был отмечен в Заонежье новым расцветом деревянного зодчества. Никогда ещё не возводили в этих местах таких огромных, богато украшенных резьбой и росписью построек, в которых древние художественные традиции органично переплелись с завезёнными извне барочными, а потом и классическими мотивами! Заонежские мастера стали лучшими столярами, резчиками, позолотчиками.

Элементы европейской каменной архитектуры всё настойчивее стали проявляться в деревянном зодчестве. К примеру, в Ижевске до сих пор сохранился замечательный ансамбль Еврейского городка, состоящий из девяти деревянных особняков, выполненных в стиле «ампир» с элементами конструктивизма. Но исконно русские традиции по-прежнему сохранялись в не затронутой преобразованиями глубинке. Изумительным и уникальным образцом русского зодчества является дом купца Тетюшинова, построенный в Астрахани в XIX веке. Несмотря на свою простоту в композиции – два этажа со светёлкой, окружённые с трёх сторон широкой двухъярусной галереей на внушительных резных столбах, – постройка производит впечатление не простого дома, а роскошных хором – просторных, добротных, крепких. Богатое убранство фасадов придаёт дому удивительную праздничность. Особенно интересны наличники: каждое окно заключено в «теремок» с массой тонко выполненных резных деталей. Дом имеет вполне законченный и отнюдь не эклектический образ и принадлежит, без сомнения, к самым лучшим образцам так называемого «русского стиля» в деревянной архитектуре.

После заката всегда наступает рассвет.

В начале XX века в отечественной архитектуре под влиянием патриотических настроений возник так называемый «неорусский» стиль. Столичные архитекторы вновь обратились к традициям русского деревянного зодчества. Не меняя образной сущности древнерусских строений, корифеи «русского модерна» (Солнцев, Ропет, Гартман, Кузьмин и др.) пытались создать новые образцы деревянной архитектуры, обладающие высокой художественной выразительностью и национальной самобытностью. Но шедевров, к сожалению, не получилось. Видимо, поэтому большинство их построек было уничтожено, и до нашего времени «дожили» единицы, в их числе – дом-музей В. Васнецова в Москве.

Новый импульс к развитию деревянное домостроение получило лишь в XXI веке. Опять же вслед за Европой, россияне, наконец, оценили преимущества древесины и вспомнили об утраченных традициях национального деревянного зодчества. Несмотря на активное распространение новейших зарубежных технологий, позволяющих быстро и сравнительно дёшево возводить современное деревянное жильё, знатоки и ценители истинного комфорта вновь стали отдавать предпочтение срубленному вручную русскому деревянному дому. Они понимают, что ручная работа – это гарантия настоящего качества и долговечности (возведённый с соблюдением всех правил и защищённый от атмосферных воздействий дом прослужит своим хозяевам как минимум 200 лет), а деревянный дом – наиболее естественная и психологически благоприятная среда обитания.

Говорят, что деревянный сруб таит в себе архетип российской ментальности. Не станет его – исчезнет что-то самое сокровенное и родное из жизни наших соотечественников. Быть может, в силу этой ментальности мир русского деревянного зодчества оказался неподвластным господствующей ныне железно-каменной цивилизации. И, выдержав проверку временем, природными катаклизмами и «человеческим фактором», дерево вновь становится фаворитом архитектуры.

Текст: Наталья Вертилецкая.

«Загородное строительство» № 8 (36), август 2008 г.

Похожие статьи.

dle
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Дата: 13-05-2016, 22:53   |   Опубликовал: admin   |   Просмотров:   |   Деревянные дома